Мир поэзии

ДрунинаПоэзия Юлии Друниной

В юности я зачитывалась стихами о любви поэтессы Юлии Друниной. Её пронзительная любовная лирика, казалось, шла из самого сердца и очень была мне близка. Я переписывала ее стихи в свою записную книжку и часто перечитывала. Были эти маленькие стихи про любовь завораживающие и, чуточку печальные.

Теперь не умирают от любви —

насмешливая трезвая эпоха.

Лишь падает гемоглобин в крови,

лишь без причины человеку плохо.

Теперь не умирают от любви —

лишь сердце что-то барахлит ночами.

Но «неотложку», мама, не зови,

врачи пожмут беспомощно плечами:

«Теперь не умирают от любви…

Совсем недавно я познакомилась с ее биографией . А стихи Юлии Друниной о войне  я читала на одном дыхании….

Юлия родилась в Москве в семье школьного учителя. Она с детства писала стихи и очень хотела быть поэтессой. В год окончания школы грянула война и Юлия решила, что непременно должна быть на фронте. Много испытаний выпало на ее долю. Эта хрупкая худенькая девочка прошла почти всю войну.

Я ушла из детства в грязную теплушку,

В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

Дальние разрывы слушал и не слушал

Ко всему привыкший сорок первый год.

Я пришла из школы в блиндажи сырые,

От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,

Потому что имя ближе, чем «Россия»,

Не могла сыскать.

Там же на фронте она встретила свою первую любовь и нередко, уже после войны в своих стихах она вспоминала своего любимого, который погиб на ее глазах.

Ждала тебя.

      И верила.

              И знала:

Мне нужно верить, чтобы пережить

Бои,

  походы,

     вечную усталость,

Ознобные могилы-блиндажи.

Пережила.

     И встреча под Полтавой.

Окопный май.

Солдатский неуют.

В уставах незаписанное право

На поцелуй,

       на пять моих минут.

Минуту счастья делим на двоих,

Пусть — артналет,

Пусть смерть от нас —

                на волос.

Разрыв!

     А рядом —

          нежность глаз твоих

И ласковый

      срывающийся голос.

Минуту счастья делим на двоих…

После одного из ранений, выйдя из госпиталя, пыталась поступить в литературный институт, но ее постигла неудача. Тогда она снова вернулась на фронт. В звании старшина медслужбы воевала в Белоруссии, а затем в Прибалтике, где была контужена и признана инвалидом. В конце 1944 вернулась в Москву и пришла в Литературный институт. Она пришла в аудиторию вместе со студентами-первокурсниками и осталась на лекции. Никто не посмел ее выгнать. Так она осталась учиться.

Через полгода закончилась война, и люди потихоньку возвращались к мирной жизни. Хотелось любви, семьи.

 Да и не с кем гулять

В сорок пятом году…

(Нашим детям понять

Трудно эту беду,)

По России гремел

Костылей перестук…

Эй, пускай бы без ног,

Эх, пускай бы без рук!

Первым ее мужем стал однокурсник, поэт и тоже фронтовик Николай Старшинов. В 1946 году у них появилась дочь Лена. В 1954 году Юлия Друнина познакомилась с режиссером Алексеем Каплером, который стал ее возлюбленным. Оба были неисправимыми романтиками и понимали друг друга с полуслова. Но он – женат, она – замужем. Долгих шесть лет продолжались их мучения и страдания. Множество стихов Друнина посвятила любимому и их чувствам.

Не бывает любви несчастливой.

Не бывает… Не бойтесь попасть

В эпицентр сверхмощного взрыва,

Что зовут «безнадежная страсть».

Если в душу врывается пламя,

Очищаются души в огне.

И за это сухими губами

«Благодарствуй!» шепните Весне.

Но никогда она не забывала и о войне. Через всю жизнь пронесла она эти воспоминания.

Все грущу о шинели,

Вижу дымные сны,-

Нет, меня не сумели

Возвратить из Войны.

Дни летят, словно пули,

Как снаряды — года…

До сих пор не вернули,

Не вернут никогда.

И куда же мне деться?

Друг убит на войне.

А замолкшее сердце

Стало биться во мне.

Друнина и КаплерВ конце концов Друнина забирает дочь и уходит к любимому, который к тому времени уже развелся. В счастливом браке они прожили девятнадцать лет. Друнина в то время много писала о любви. Нежные чувства к мужу вдохновляли ее. Алексей Яковлевич стал для нее всем , заменил ей отца и мать, ограждая ее от всех трудностей жизни. Он очень трогательно относился к ней и любил ее бесконечно.

ТЫ — РЯДОМ

                                                               

Ты — рядом, и все прекрасно:

И дождь, и холодный ветер.

Спасибо тебе, мой ясный,

За то, что ты есть на свете.

Спасибо за эти губы,

Спасибо за руки эти.

Спасибо тебе, мой любый,

За то, что ты есть на свете.

Ты — рядом, а ведь могли бы

Друг друга совсем не встретить..

Единственный мой, спасибо

За то, что ты есть на свете!

 Но когда его не стало, в ее душе, как будто что-то надломилось, жизнь потеряла для нее всякий смысл. В стихах появилось такое отчаяние, такая боль от потери любимого человека.

И все-таки я верю,

Что ко мне

Ты вдруг придешь

В предсмертном полусне, —

Что сердце успокоится

Тобою,

Твоею сединою голубою,

Что общим домом

Станет нам могила,

В которой я

Тебя похоронила…

После перестройки жизнь ее просто покатилась под откос. Она очень переживала, что все то, во что она верила, потерпело поражение.

Судный час

Покрывается сердце инеем —

Очень холодно в судный час…

А у вас глаза как у инока —

Я таких не встречала глаз.

Ухожу, нету сил.

Лишь издали

(Все ж крещеная!)

Помолюсь

За таких вот, как вы,-

За избранных

Удержать над обрывом Русь.

Но боюсь, что и вы бессильны.

Потому выбираю смерть.

Как летит под откос Россия,

Не могу, не хочу смотреть!

В 1991 году она покончила жизнь самоубийством. В своей предсмертной записке она написала: «Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенному существу, как я, можно, только имея крепкий личный тыл… А я к тому же потеряла два своих главных посоха — ненормальную любовь к Старокрымским лесам и потребность творить… Оно лучше — уйти физически неразрушенной, душевно несостарившейся, по своей воле. Правда, мучает мысль о грехе самоубийства, хотя я, увы, неверующая. Но если Бог есть, он поймет меня…»

Похоронили ее в одной могиле с Алексеем Каплером, такова была ее воля. А лучшим памятником Юлии Друниной стала одна из далеких планет Галактики, названая в ее честь. 

Два вечера

Мы стояли у Москвы-реки,

Теплый ветер платьем шелестел.

Почему-то вдруг из-под руки

На меня ты странно посмотрел —

Так порою на чужих глядят.

Посмотрел и улыбнулся мне:

— Ну, какой же из тебя солдат?

Как была ты, право, на войне?

Неужель спала ты на снегу,

Автомат пристроив в головах?

Понимаешь, просто не могу

Я тебя представить в сапогах!..

Я же вечер вспомнила другой:

Минометы били, падал снег.

И сказал мне тихо дорогой,

На тебя похожий человек:

— Вот, лежим и мерзнем на снегу,

Будто и не жили в городах…

Я тебя представить не могу

В туфлях на высоких каблуках!..

Советская поэзия 50-70х годов.Москва: Русский язык, 1987.

span style=»font-size: medium; color: #0000ff;»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

2 комментария на “Мир поэзии”

  • Виктор:

    Стихи у неё хорошие. Даже я помню, хотя стихами не увлекался и о любви не очень то думал. Но слова стихов проникающие. Человек прошёл хороший, трудный путь и потому стихи правдоподобные. Спасибо за рассказ

    • admin:

      Спасибо за Ваш отзыв. Если честно, просто была шокирована ее биографией. Пройти почти всю войну и остаться такой нежной и искренней. Удивительная женщина!

Оставить комментарий

WP-SpamFree by Pole Position Marketing

Заработок
Gallery
nastja vremenagoda-4 k_43le_rely y_kompjutera
Печь
Страницы
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Хочу Всё Знать. Полезные Советы